Вы сейчас на главной странице сайта
Добро пожаловать
на туристический портал Екатеринбурга!
Регистрация
Вход Can not find 'auth' template with page ''
в избранное карта сайта

Оставьте заявку на тур!

Оставь заявку на тур из Екатеринбурга и турфирмы сами свяжутся с предложениями и вариантами проведения вашего отпуска!

Гость на 14 дней

Алексей Герваш: бояться полетов - это не нормально и не естественно

В гостях у 14dney.ru Алексей Герваш, профессиональный пилот и авиационный психолог, руководитель Центра "Летаем без страха", который рассказывает об аэрофобии, а также как избавиться от страха авиаперелетов

Подписка





Малышка - Камбоджа: туристы и русские. Часть 2

Это вторая часть рассказа о Камбодже, Вы также можете прочитать первую часть.

Who is Mr. Doroshenko? Или главный русский в Камбодже

Главным нашим приключением в Камбодже стала встреча с ученым-биологом, бизнесменом Николаем Дорошенко. В детстве я смотрела мультики про то, как, сидя на диване можно, глядя на глобус, «объехать» весь мир. А сейчас поняла, как можно 5 часов, сидя в кресле в одном из самых необычных ресторанов-отелей на земле, попасть в настоящее приключение. «Увидеть» события времен Пол Пота, представить дикий Анкор Ват без туристов, приоткрыть для себя культуру и быт кхмеров и заразиться очень трудно излечимой, экзотической болезнью, которая называется «Камбоджа».

«Кто такой мистер Дорошенко?» - этот вопрос задают многие, кто приезжает в Камбоджу не с целью туризма – Пномпень-Сием-Рип-Ангкор – а в надежде изучить, исследовать эту страну. И такой вопрос ставят не только русские, но и иностранцы. Мы находили несколько статей о Камбодже в иностранных изданиях, переведенных на русский язык. Там Николай фигурирует как представитель «русской мафии», скупающий пляжи и острова, угнетающий бедное камбоджийское население. «Вы должны понимать, это все политика», - в ответ разводит руками Дорошенко. Видно, что такие статьи задевают его за живое, но в тоже время газетные тексты не в силах разрушить его камбоджийскую мечту. Впервые о Дорошенко Миша читал в «Эксперте» и его удивило, что журналист федерального журнала выбрал себе в герои русского биолога из Камбоджи. После мы нашли упоминания о Николае и его камбоджийских «владениях» во многих отчетах русских путешественников, на всех форумах, посвященных стране. Отзывы самые разные и плохие, и хорошие. Поэтому мы долго готовились к поездке в «Снейк Хаус» - отель и ресторан, принадлежащий Николаю и расположенный на пляже Виктори, где самые красивые закаты. Было страшно столкнуться с неизвестностью, с человеком, который стал для нас литературным персонажем. Ведь именно после статьи в «Эксперте» приняли решение ехать в Сиануквиль.

Туристы и отдыхающие в Камбодже

Мы добрались до «Снейк Хауса», конечно же, с приключениями. Идти было далеко, мы договорились с камбоджийцем на мотоцикле, что за пару долларов он довезет нас до места. Таксист, раздосадованный тем, что ему не удалось заломить двойную цену, остановился возле «Снейк Хауса» и слегка дернул байк, прислонив накаленную выхлопную трубу к моей лодыжке. На самом деле, это очень больно и обидно. Поэтому я пришла в ресторан зареванная и хромая. Миша объяснил шокированной официантке, в чем дело, и она убежала, пообещав нам чем-нибудь помочь. Через пару минут девушка появилась с кувшином ледяной воды и тюбиком мятной зубной пасты, по ее словам ментол, входящий в состав пасты, должен успокоить боль. Через 15 минут мы заказали завтрак, и Миша между делом спросил у девушки, которая нас обслуживала, можно ли увидится с хозяином – Николаем Дорошенко. Любезная барышня сообщила, что сейчас его нет, но, возможно, скоро появится. Перекусив, я решила отвлечься от своих страданий и погулять по территории ресторана, прихватив фотоаппарат.

Конечно, я слышала, что в «Снейк Хаусе» живет крокодил, прикованный цепью, а также несколько редких змей, но не представляла, что их будет столько. В детстве у меня были две страсти – книжки про змей и книги про животных Дарелла. И я всегда мечтала оказаться в месте, где и тех, и других можно увидеть практически в естественной среде обитания. Зоопарки я, опять же с детства, не люблю. В общем, «Снейк Хаус» стал для меня местом обетованным. Кроме рептилий, здесь собрана коллекция разноцветных галдящих попугаев. Что же касается крокодилов, то в окрестностях ресторана живет несколько крокодильих семейств: идешь по деревянному мостику, смотришь вниз и видишь несколько серо-зеленых тушек, греющихся на солнце. И со стороны не скажешь, что в этих, казалось бы, каменных изваяниях, кроется смертельная опасность. Что же касается змей, то они – настоящие хозяева «Снейк Хауса» (само название заведения говорит об этом). Одна из таких змей поселилась внутри столика, предназначенного для гостей ресторана. В таинственном полумраке, который царит в «Снейк Хаусе», так сразу и не разберешь, что скрыто за стеклянной перегородкой. Сначала видишь пепельницу, салфетки, а потом неожиданно понимаешь, что внутри стола шевелится что-то блестящее. Гуляя по ресторану, понимаешь, что птицы и рептилии, которые живут здесь, окруженные зелеными джунглями, – это не дань экзотическим тенденциям ресторанной моды и не приманка для туристов – это часть внутреннего мира хозяина заведения. Мира, который смог самовыразится, самореализоваться, вырваться наружу.

Моя прогулка затянулась на полчаса - в какой-то момент я обнаружила ярко-зеленых попугаев, которых захотелось показать Мише и вообще поводить его за руку по «улочкам» «Снейк Хауса»… Подхожу к нашему столику и вижу, что мой спутник уже не один. Рядом с ним сидит стройный мужчина, загорелый, с волосами практически белого цвета. Меня сразу же поразили его удивительного цвета голубые глаза и доброжелательный, но в то же время сканирующий взгляд. Николай Дорошенко не только кажется литературным персонажем, он и выглядит именно так, как положено. И поэтому описание этого человека и его жизни – это тема отдельного рассказа или даже книги.

Развлечения в Камбодже

Мы пили одну чашку кофе за другой, Николай тушил один окурок за другим, и я понимала, что времени катастрофически мало. Мы схватывали по верхушкам, слушая историю жизни Николая, которая последние 20 лет переплелась с историей Камбоджи. Родился Дорошенко в Узбекистане, занимался биологией, когда начался развал СССР и условия работы для ученых значительно ухудшились, Николай уехал не куда-нибудь в США или в Европу, а в Камбоджу. Полюбил эту неисследованную, дикую страну – рай для биолога-практика. Стоит сказать, что здесь Дорошенко реализовал себя как профессионал. Он открыл несколько новых видов животных (честно скажу, каких именно, я не запомнила), что само по себе необычно и здорово в нашем мире, в котором, кажется, все уже описано, изучено, исследовано. Кроме этого, Николай известен почти всем местным жителям как великий знахарь. У него здесь есть собственная клиника, в которой камбоджийцев бесплатно лечат от укусов змей.

В те времена, в которые Николай оказался в Камбодже, в стране царила смута. Менялся режим, печально знаменитый Пол Пот еще был в живых, хоть уже не контролировал страну. В этой ситуации русский биолог, выучивший кхмерский язык, стал и политиком, и дипломатом. Дорошенко рассказывает, что он был очевидцем событий, которые еще не описаны ни в одной книге, поскольку «пока еще не время, но скоро время придет». В истории Камбоджи много белых пятен и много вопросов. В стране погибло 2 миллиона человек, но все ли эти люди были жертвами Пол Пота? Почему люди продолжали погибать в стране даже после того, как Пол Пот отошел от власти? Пишут ли в интернете, в книгах о Камбодже то, что несколько лет страну контролировали иностранцы, поставив своего человека у власти? Пишут ли об экономических последствиях такой «интервенции»? Какую роль в истории страны играл Вьетнам, который ввел в страну войска? Какую роль играл Советский Союз, который, по словам Дорошенко, во многом стоял за действиями вьетнамцев? И почему Николай хочет открыть музей Пол Пота, но камбоджийские власти опять же говорят ему: «сейчас не время»?

На все эти вопросы есть много ответов, и вряд ли ответы Дорошенко будут «правильными» с общепризнанной точки зрения. Но в этом и соль, что они дают возможность заглянуть за страницы исторических книг, которых о Камбодже вряд ли много написано. Это же не мировая держава и даже с азиатскими тиграми ее сравнивать нельзя. Камбоджа – сама по себе. Для историка, для политолога – это чистый лист. Николай Дорошенко и его друзья кхмеры – это живые объекты истории. Что же касается друзей г-на Дорошенко, то в Камбодже их у него достаточно. И часто это люди самого высокого ранга. Дело в том, что Николай не просто знает в совершенстве кхмерский язык, он гражданин Камбоджи, член ее самой влиятельной и популярной партии, он – видный политик. И он единственный иностранец, который добился такого положения в стране.

Теперь становится понятно, почему к русским в Камбодже особое отношение и почему многих бизнесменов, шоуменов тянет в эту страну. Например, Сергей Полонский, председатель совета директоров Mirax Group, вложился в строительство пятизвездочного отеля на одном из островов рядом с Сиануквилем. Эту затею он реализовывал вместе с Дорошенко, который считает, что не пляжи Сиануквиля, а острова – новый тренд Камбоджи. Острова сдаются камбоджийскими властями в аренду иностранцам на 99 лет и после того, как мировая экономика оправится от кризиса, эти места притянут много инвесторов и туристов. В том числе, откроет двери новым гостям отель, который построил Дорошенко вместе с Полонским, а сейчас же это место временно «законсервировано».

И, наверное, тогда же появятся новые туристы из России, которые захотят не просто лежать на красивых пляжах, заниматься дайвингом (Николай намекнул нам на то, что в окрестностях есть неисследованные остовы португальских кораблей), но и испытать, что такое настоящий экстрим. Специально для этого Николаем и его командой, состоящей из кхмеров и русских ребят, придуман тур на 3 дня в джунгли. Цена вопроса – 4 тысячи долларов. Сумма для богатых и стойких духом людей. Идея проекта в том, что это настоящее испытание, все происходит взаправду. Один день все участники проходят подготовку, а потом без специального снаряжения их десантируют в джунгли, и они самостоятельно идут по маршруту. Вокруг – ядовитые змеи, дикие животные, москиты, выход – только через минные поля. «У нас русские генералы, спецназовцы проходили эти испытания. Мат стоял на все джунгли. Вначале люди думают, что это очередное развлечение, что пройти маршрут – раз плюнуть, но, когда их спускают на веревках в джунгли, уже спустя первый час они понимают что это все на самом деле», - рассказывает Николай.

Вечереет, и мы потихоньку перемещаемся из «Снейк Хауса» в клуб «Аэропорт», который также – территория Дорошенко. Клуб расположен в 20 метрах от линии прибоя на пляже Виктори. Если «Снейк Хаус» примечателен змеями и крокодилами, то «Аэропорт» - настоящим самолетом, который стоит внутри клуба под высоким навесом. И вот мы смотрим красивейший закат из всех, что мы видели за это путешествие по Вьетнаму и Камбодже, а сзади, казалось бы, вот-вот заревут моторы… «У нас здесь самое чистое море, нет медуз. Это особенности местного течения», - утверждение Николая было воспринято мной как команда к действию. Отсутствие медуз очень актуально – я люблю плавать далеко и быстро, но когда приходится разгребать руками какую-то белую массу, это обивает всякое желание покорять кролем и брассом водные пространства. Я покинула своих собеседников и на 20 минут превратилась в ихтиандра. Выходя из воды, я уже чувствовала себя здесь как дома. Это притом, что наш автобус отходил от автостанции через 1,5 часа…

Выпивая последнюю чашку кофе в этот вечер, оглядываясь по сторонам и рассматривая своих собеседников, я думала о событиях этого дня. Оказывается, в мире нет ничего невозможного! Простая и банальная мысль меня осенила, пришла как откровение. Вот история русского биолога, который, наверное, как и многие другие тысячи биологов мечтал об открытиях, о новых землях, о чем-то еще. И именно у него получилось! Получилось построить свой мир. Назвать его идеальным, хорошим для всех, конечно, нельзя, ведь Дорошенко не брался построить «Город солнца» по мотивам Кампанеллы. Мне показалось, то, что создал Николай, очень близко к моей мечте. В детстве одной из моих любимых сказок была сказка про Питера Пена и про остров, где всегда лето, где живут мальчишки и никто не взрослеет. Так и здесь: отель и ресторан «Снейк Хаус», и клуб «Аэропорт», и улица Советская, которая связывает эти два места, - все это соткано из другой материи, не из той, из которой строят обычные дома в Камбодже и в России, а из мечты – дерзкой, мальчишеской, очень заразительной.

В подтверждении этой моей догадки Дорошенко начинает рассказывать нам про Камбоджу и кхмеров, которые ее населяют. «Они – дети. Очень любят петь, рисовать. Даже политики, генералы поют после заседаний правительства. Они воюют как дети, они любят большие игрушки (в камбоджийской столице есть 2 типа транспортных средств – мотоциклы для народа и джипы «Лексус» для элиты), они любопытны, приветливы», - перечисляет Николай. Он очень переживает, что иностранцы, особенно европейцы, которые едут в Камбоджу, могут испортить наивных, добросердечных кхмеров. Кстати, в этом есть большая доля истины. Совсем недавно в стране удалось побороть пик педофилии: иностранцы организовывали фонды, якобы для помощи детям-беспризорникам, но часто за красивой вывеской было отвратительное содержание. Сейчас сюда приходит из Таиланда мода на проституцию, а о наркотиках вообще не будем ничего говорить. Я сама с этим не сталкивалась, но, когда Миша без меня ездил на мотобайке из отеля до магазина в Пномпене, таксист по пути успел предложить ему «все радости жизни» и был очень удивлен отказом. И это вторая сторона медали детской непосредственности кхмеров. Смогут ли правители и такие люди как Дорошенко защитить свой народ? Николай верит, что да.

Храмы кхмеров в Камюодже

Он готов часами опровергать мифы о кхмерах. Например, миф о том, что Камбоджа грязная страна и все местные жители – неряхи. «У них есть традиция, которая идет испокон веков. Когда кхмеры садились есть, они весь мусор, все остатки пищи убирали под стол. Они до сих пор не понимают, как мы можем сидеть за столом, заставленным стаканами, тарелками с какой-то пищей. Раньше все объедки, мусор были органического происхождения, их выметали из-под стола куда-нибудь в яму, и там все сгнивало, уходя в почву. Сейчас появился пластик и другие материалы, которые не гниют, но кхмеры с трудом отвыкают от привычек, традиций, поэтому у них копится мусор», - объясняет Николай. Следом он приводит пример удивительной чистоплотности камбоджийцев: «У меня в «Снейк Хаусе» стоит несколько душевых кабин. Вы думаете, это для моей семьи? Нет, это для кхмеров, которые здесь работают. Им нужно мыться по нескольку раз на день. Они каждый день надевают чистую одежду. Даже если у мужчины нет денег, чтобы каждый день менять сорочки, он будет ходить в одной и той же, но постоянно выстиранной и выглаженной рубашке», - Николай обращает мое внимание на своих официантов, которые, действительно, выглядят очень опрятно. Вообще, по словам Дорошенко, к кхмерам, принимая их на работу, нужно быть очень и очень внимательным. Часто для них главное не деньги, а отношение. «Поднимешь голос на кого-нибудь, а он тут же уволится и уйдет. Никакими деньгами его не удержишь», - рассказывает Николай. По его словам, несмотря на бедность, многие камбоджийцы неплохо живут: часто заходя в обычную лачугу, можно увидеть цветной телевизор с большой диагональю. Для того чтобы выжить, здесь не нужны толстые стены, теплая одежда, постоянный доход. Здесь вечное лето и фрукты-овощи растут круглый год.

Въезд в эту прекрасную страну – всего 20 долларов за визу, но пока сюда в год ездит столько же русских туристов, сколько в Таиланд за месяц. Но Дорошенко, как ресторатор и отельер, считает, что ему не нужна массовая аудитория. Мне кажется, что его место предназначено не для обычных туристов или бэкпекеров, а для таких людей, как он – искателей приключений, которые уже сумели обеспечить себе безбедную жизнь. При этом проживание в «Снейк Хаусе» возможно по вполне «средним», если не низким ценам – 30 долларов за стандартный номер на двоих. В распоряжении гостя бассейн, фитнес-центр, различные SPA-процедуры и так далее. Романтику и эксклюзивность этого места понимают все, кто здесь побывал. «Снейк Хаус» раскручивает сам себя. Здесь уже останавливалось множество российских знаменитостей – музыканты, литераторы, увлекающиеся дайвингом…

«Я не очень хорошо разбираюсь в музыке, плохо ее понимаю. Больше всего мне нравятся шлягеры советских лет. Поэтому, когда в «Снейк Хаусе» останавливаются такие люди, как Макаревич, Лагутенко, мне сложно оценить их творчество. Я воспринимаю их как простых людей. На второй день весь лоск, вся шелуха сходит, и они превращаются в обычных ребят. Макаревич, когда останавливался в «Снейк Хаусе», периодически пропадал на кухне и создавал кулинарные шедевры вместе с моими кхмерками. Лагутенко рассказывал про свое творчество, про то, что он пишет сейчас и что не попадает в формат популярных радиостанций», - удивляет нас Дорошенко.

И вот мы уже кусаем локти, что сами хотя бы на денек не остановились в царстве змей и крокодилов. И особенно грустно, что вот прямо сейчас надо вставать, собирать вещи и уезжать. За 5 часов общения с Дорошенко к нам присоединился еще один «литературный персонаж»: «Называйте меня Мишель», - сообщил он нам о себе и о своем имени. Про него, я думаю, тоже можно написать книгу. Кто он такой, чем занимается и что делает в Камбодже – всю эту информацию мы собирали по крупицам, из отдельных, невзначай брошенных фраз. Мишель – русский, в прошлом (как он признался) – журналист, много ездил по горячим точкам, жил в Париже, а сейчас хочет все начать с чистого листа в Камбодже. «Я просто живу, вожу машину», - жизнерадостно улыбался Мишель. Сначала мы не придали этому какого-то особого смысла, но когда Мишель согласился довезти нас до отеля, а потом до автостанции, мы прониклись всей глубиной его высказывания. Машину (очень похожую на отечественную Оку) Мишель купил недавно и водит ее всего три дня, причем до этого вообще никогда не садился за руль. Мы ехали со скоростью 20 километров в час и с помощью усилий коллективного разума выбирали, по какой полосе ехать и как пересекать перекрестки.

Когда мы прощались с Николаем, а потом на автобусной станции с Мишелем, мысль все бросить и остаться не по разу посещала и меня, и Мишу, она тянула нас за рукав обратно. «Может, вы опоздаете на автобус, поедете ко мне в гости, выпьем бутылочку джина?» - предложил Мишель и, господи, как я хотела согласиться. Сильнее был только зов дороги и два заранее купленных билета на ночной «bus».

Парк развлечений, Камбоджа

К людям, с которыми мы познакомились в «Снейк Хаусе» - Николаю, Мишелю – можно относиться совершенно по-разному. Например, я читала отзывы в интернете, что одни посетители как дети радуются змеям и крокодилам, а другие в шоке – как это ужасно есть и жить там, где кругом кишат змеи. Кто-то говорит о Дорошенко как о русском мафиози, а кто-то рассказывает историю, как Николай спас русского туриста: абсолютно бесплатно помог молодому человеку получить квалифицированную медицинскую помощь, добраться от Сиануквиля до Пномпеня, не потеряв ценных минут, от которых зависит жизнь. В общем, сколько людей, столько и мнений. Что же касается моего мнения, то Николай – из тех людей, которые перевернули мою жизнь. Эта встреча в Камбодже до сих пор дает мне силы и вдохновение делать что-то невозможное, реализовывать самые смелые планы, строить вокруг себя такой мир, о котором я мечтала. И, конечно, один из таких планов - ближайшую зиму провести в Сиануквеле. Миша смотрит еще дальше – оценивая, сколько будет стоить построить дом на пляже Виктори (по его оценкам, не более 2 млн. руб.). Самое удивительное, что нас уже много - целая компания мечтателей, желающих купить билет в один конец в страну, где всегда лето.

Материалы предоставлены информационным порталом JustMedia

Читайте третью часть рассказа о Камбодже, ее храмах и достопримечательностях



Комментарии Вконтакте




Комментарии Facebook